fi_la: (Default)
Я приобрел себе большую записную книжку формата А4. В общем, ничего достойного внимания, но повод для обсуждения все-таки есть.
Я люблю писать от руки, и вначале всегда создаю рукопись, а только потом переношу ее в электронную форму. Разумеется, если речь идет не о статьях,а о действительно крупных произведениях.
Пишу я практически исключительно на листах А4, все остальные форматы вызывают идиосинкразию, и начисто отбивают творческие способности.
Так вот, делая ревизию рукописного фонда своей книги, я обнаружил, что имею уже девять начатых, но не доведенных до конца разрозненных отрывка, каждый из которых частично перенесен в компьютер. Написанные отрывки непропорционально разбросаны и по полотну будущего романа. То есть, где-то густо, а где-то и пусто.
Осознав этот прискорбный факт, я немедленно решил потешить демона самоорганизации, и постановил, что аккуратно доведу до конца начатое, а далее буду писать текст с начала, не оставляя лакун. Собственно, с этой целью и был приобретен удобный альбомчик. Чтобы не было, так сказать, соблазна, хватать чистый лист, и писать-писать истории, которые потом надо куда-то монтировать.
Наверное, мне удастся побороть себя, и наладить производственную дисциплину, но вот о чем я подумал. Попадая в новый город (да и в старый тоже) я, зная его план, получаю самое большое удовольствие, прогуливаясь по наитию, что называется "куда глаза глядят".
Проходя по улочке, я останавливаюсь на перекрестке, и интуитивно решаю, куда идти дальше. В результате, какое-то место я могу пройти и по три раза, а где-то так и не побывать.
Но эту радость спонтанных открытий я не могу променять на планомерное освоение города, с гарантированным просмотром всех красот.
Быть может поэтому, я не очень хорошо знаю города, в которых бывал по много раз. Зато в каждом из них у меня есть самые любимые места, которые надо посетить в любом случае. И этих мест немало.
Изложенные обстоятельства наводят меня на мысль, что мой тип мышления исключительно хаотичный, и попытки загнать его в процессы всегда будут оставаться попытками.
Тем не менее, я как-то сжился с этой особенность своего мозга, и даже научился получать от этого удовольствие.
И мне интересно, а как у вас обстоит с этим делом? Как вы исследуете города, или работаете над масштабными проектами? Четко от сих до сих, или спонтанно и обрывисто. И что получается лучше?
fi_la: (Default)
Иногда сны, которые я вижу меня искренне удивляют. В процессе сна ,конечно, я воспринимаю все, как должное, но вот проснувшись, начинаю анализировать, и поражаюсь удивительным свойствам мозга.
Сегодня мне приснился один из таких необычных снов. Я как будто стал участником очередной экранизации легендарной "Войны миров".
Действие как-будто происходило в Лондоне будущего, который угадывался по знакомым опорным точкам, но был дополнен футуристичными развязками и съездами.
Я, прячась от пришельцев, наблюдал удивительные панорамы города, достойные самого лучшего игрового фильма. Марсианские конструкции, появившиеся из зоны падения неизвестно чего, красиво и слаженно выполняли сценарий, прописанный  еще Уэллсом.
Четко отмаршировали, поражая окружающих световыми лучами, повоевали с корабликом, и двинули зачищать город.
Повторюсь, картинка была, как в хорошем, я бы даже сказал, очень хорошем кино.
Понятно, что я читал "Войну миров", понятно, что я более или менее знаю центр Лондона, но все остальное непонятно совершенно. Я весьма далек от режиссуры и фотографии, а тут мозг подбирал и показывал мне такие замечательные ракурсы. Панорамы футуристичного Лондона, в котором стилистика нового Сити переплеталась с известными архитектурными шедеврами до сих пор стоят перед глазами. Интересно, что даже машины двигались по-английски, хотя это для меня совсем непривычно.
В общем, я не могу понять, как мозгу удается создавать такие сложные и красивые картины. Подчеркну, мозгу человека, который наяву не смог бы даже сфоткать красивый вид.
Удивительно, ей богу.
fi_la: (Default)
Еще в школе черчение было одним из предметов, по которому я имел твердую двойку. Необходимость рисовать детали в разных проекциях каждый раз вызывала у меня ужас.
Потом я осознал, что очень плохо представляю себе план здания или план района. Например, взглянув на землю с самолета, я только сильно сконцетрировавшись и найдя яркие опознавательные знаки, могу понять. что пролетаю над хорошо знакомым мне районом.
Точно так же, когда я еду по городу на машине, я ориентируюсь исключительно в рамках плоскости, плохо представляя себе вид города в целом.
Еще хуже дело обстоит со зданиями. Я могу долго лазить по какому-то недострою, а потом искать выход, потому общий план так и не выстроился в голове.
Конечно, сильно напрягаясь, я худо-бедно решаю подобные пространственные задачи. Но интуитивно понимаю, что у других все происходит куда легче.
Скажите, насколько у вас развито пространственное мышление, и как вам удается строить в голове трехмерные картинки чего бы то ни было?
fi_la: (Default)

Ну вот мы добрались и до финала книги. Надеюсь, хоть кому-то было интересно.

Предложенная модель еще достаточно груба, ее можно было назвать «принципиальной схемой», однако в том случае, если она действительно отражает реальное положение дел, она может лечь в основу будущих исследований, в первую очередь в области психологии, культурологии, исследований искусственного интеллекта.

Развитие, изложенных в работе мыслей, поможет нам получить более четкое представление о работе нашего мышления, что в свою очередь позволит продолжить движение по длинной дороге самопознания, которая была открыта человечеством еще в незапамятные времена.

Разработка приведенных моделей может иметь также и практическое применение. С ее помощью могут быть созданы методики, позволяющие сделать более эффективным мышление каждого человека. На основании принципа картин и элементов возможно создание искусственного интеллекта, максимально приближенного к человеческому.

Кроме того, на основании этой книги, мы можем делать определенные прогнозы относительно развития человеческих культур, а также более четко обрисовать задачи и методы культурологии вообще.

Впрочем, стоит еще раз повториться, что все сказанное выше окажется справедливым лишь в том случае, если созданная модель адекватно отражает реально существующее положение вещей, во что мне, как автору, очень хотелось бы верить.

Возвращаясь в самом конце к излюбленных художественным образам, я хочу сказать, что эта партия практически закончена. Я попытался пропеть в ней гимн человеческому разуму, сведя воедино символы из самых разных картин. Многие из этих символов, которые я употребил, в соответствии с расхожей привычкой, содержат в себе тысячи элементов, и требуют годы для своей доскональной расшифровки. Возможно, эта расшифровка покажет, что их употребление было некорректным. Возможно, некорректным окажется и то или иное сочетание, та или иная ассоциация, и тогда партия окажется выброшенной на свалку, поскольку, кому нужны негармоничные партии?

Впрочем, разбор партии за читателем.… А пока, начертив последний знак, я призываю его к медитации, которая должна прояснить окончательно смысл этой попытки Играть в бисер.

 

 

 

КОНЕЦ

 

1997    - 7 Сентября 1999 г.

Киев.


fi_la: (Default)



 

Излагая краткое содержание «предыдущих серий», я еще раз оглянулся назад, и еще раз задался вопросом, который преследовал меня все то время, пока я писал эту книгу. Имеет ли все написанное какое-либо отношение к реальности, или все это лишь игра досужего воображения? – вот что волновало меня, пока я работал.

Надо сказать, что этот вопрос временами казался мне абсурдным, ибо в моем сознании создаваемая картина обретала гиперреальные черты, однако, я все время пытался отвлечься от своей человеческой сущности, и взглянуть на дело «со стороны». Со временем, я понял всю бесполезность этих попыток, ибо, куда же я мог убежать от самого себя. Нельзя сказать, что понимание этого меня успокоило, однако оно придало моей работе некую маниакальную обреченность – я делал ее, уповая на верность собственной интуиции, а значит счастливый исход. И стоит отметить, что я вовсе не жалею о сделанном.

Конечно, о исследовательской ценности книги будет судить читатель, который, возможно, брезгливо поморщится, столкнувшись с практически полным отсутствием того, что принято называть «научным аппаратом», а также весьма вольным отношением автора к научной строгости, однако мне бы хотелось, чтобы внимание уважаемого собеседника было более обращено к смыслу повествования, тем идеям, которые оно призвано было передать миру.

Те факты и явления, на которые я опирался при построении своих моделей, не были плодом моего воображения – в их существовании читатель легко может убедиться, как исходя из своего личного опыта, так и обратившись к соответствующей литературе. Что же касается их доказательности и внутренней непротиворечивости – и тут читатель легко сможет вынести свой компетентный приговор. И обращаясь к читателю, я хочу попросить его о том, чтобы он сосредоточился именно на подобной «конструктивной» работе с книгой, а не на огульной критике на формальных основаниях.


fi_la: (Default)

 

Если в экосистемах элементы связаны между собой сугубо материальными связями, то в нашем мышлении в качестве связей-мостиков выступают ассоциации, благодаря которым мы и можем совершать наши путешествия-размышления от элемента к элементу и от картины к картине. Одновременно, и процесс создания ассоциаций, связывающих доселе разрозненные элементы и картины, и является тем самым творчеством, благодаря которому человек и стал человеком.

Второй ключевой идеей настоящего труда является мысль о том, что мышление человека является следствием взаимодействия двух тесно связанных между собой систем. Одна из них – собственно наше сознание, которое поддается рефлексии, и определяет наше «я». Вторая – мозг, являющийся для нас неким подобием «черного ящика» в котором хранятся картины, и который, отвечая на запросы сознания, и создает новые ассоциации, строя тем самым новые картины.

Уровень интеллектуального развития каждого человека, соответственно и определяется тем, насколько эффективно использует его сознание возможности его мозга, насколько активно оно насыщает его новыми элементами, и насколько грамотно оно ставит вопросы, объединяя в них различные картины.

Эффективность подобного взаимодействия можно примерно классифицировать, выделив три уровня мышления человека, каждый из которых используется нами на практике, и каждый из которых приносит результаты разной значимости, и различного масштаба.

Кроме того, в рамках книге я сделал попытку проанализировать развитие человеческих культур и цивилизаций, используя предложенную модель человеческого мышления. Я попытался экстраполировать принцип картин и элементов на «коллективное мышление» человеческих групп, и оказалось, что миры картин культур, объединяющих тысячи и миллионы людей, развиваются в соответствии с теми же принципами, что и миры картин каждого отдельного человека.


fi_la: (Default)



О результате следует судить читателю, который вправе со всей суровостью обрушиться на этот опыт, в том случае, если он оказался явно неудачным. Я не случайно употребил в данном контексте слово «опыт», ибо именно «опытами» мне хочется назвать свои изыскания. Сегодня этот термин приобрел утонченную четкость научного эксперимента, на которую я и не думал претендовать, однако раньше опыту были свойственны приглушенные и размытые черты размышления о вещах понятных и не очень. Именно к этой забытой традиции апеллирую я названием своей книги.

Впрочем, довольно о форме. Следует, очевидно, сказать несколько слов и о сути. Это, пожалуй, будет еще труднее. Ненужность этих пассажей очевидна, но авторское самолюбие, наверное, тешит мысль о том, что ему удастся еще раз заставить читателя оживить в своей памяти созданные картины.

Ядром книги, без всяких сомнений, следует считать идею о том, что мышление человека построено на тех же принципах, которые уже были опробованы Природой в ходе эволюционного развития жизни на Земле, и принесли неплохие результаты.

Это предположение не выглядит столь уж невероятным, если учесть, что сам человек, с какой стороны на него не посмотришь, представляет собой образчик эволюционирующей живой природы. Мы унаследовали от своих биологических предков огромное количество прекрасно работающих механизмов, которые поддерживают нашу жизнедеятельность в достаточно сложных условиях.

К чему же отказываться от мысли, что и более тонкие механизмы, присущие человеку, также достались нам от предков, правда, в более опосредованном виде? Согласитесь, куда более нелепо выглядит предположение о том, что принципы мышления человека не имеют аналогов в окружающем нас мире.

Окружающий же нас мир дает нам поразительные примеры гармоничной упорядоченности, которая уверенно противостоит вселенскому хаосу. Многочисленные системы органического мира рождаются, живут, развиваются, умирают, в соответствии с определенными законами, в тайны которых все более успешно проникает современная наука.

Человек, в свою очередь, является своеобразным отражением всего мира живой природы, поскольку сознание его решает задачи равные по уровню тем, что до сих пор были доступны лишь Природе. При этом, будучи равным Природе, человек оказывается похожим на Природу, чуть ли не как брат-близнец (речь идет, разумеется, о человеческом мышлении, а не о человеке вообще).

В его мышлении задействованы те же механизмы, что использует Природа для создания своих творений. Речь идет о принципе картин и элементов, который отражает природный принцип формирования систем разного уровня.

Именно благодаря реализации этого принципу, наше мышление избавлено от хаоса, и отличается на редкость упорядоченной и эффективной деятельностью.


fi_la: (Default)
Взлет современной техногенной цивилизации, порожденный успешным развитием суперкартины науки, породил такое новое, на первый взгляд, для человеческой культуры явление, как «узкая специализация». Оно хорошо известно нам из «экономической» истории, однако до сих пор его мало употребляли, говоря о развитии культур.
Мы помним, что в свое время, именно развитие мануфактур, на которых использовался труд многих «узких специалистов», позволило значительно увеличить количество производимой продукции, в сравнении с эпохой, когда мастер самостоятельно создавал свой товар от начала и до конца.
Мануфактуры победили не в силу какой-то особенной «экономической» целесообразности, а в силу своей рациональности вообще. Ведь неудивительно, что для отдельного человека гораздо легче добиться успеха в каком-то «маленьком» деле, нежели снискать лавры в реализации замыслов, требующих разносторонних знаний, умений и навыков.
В силу этого, вполне естественным кажется успех тех, кто дробил «картины производства» на элементарные составляющие, и заставлял людей достигать совершенства в протыкании дырок, или сгибании заготовок. Узкие специалисты очень быстро начинали превосходить в своем маленьком мастерстве любого признанного мастера «общего дела», что незамедлительно сказывалось, на общем качестве и количестве выпускаемой продукции.
При этом казалось, что настоящие мастера, знающие толк в каждом из элементов производственной картины, должны будут стать реликтами, неизбежно отставая от «узких специалистов» во владении «маленьким мастерством». Этого, однако, не произошло. Мастера сохранили свое законное место, и … спасли будущее нашей цивилизации. Ведь понятно, что когда в чести «узкие специалисты», создания новых картин, то бишь новых вещей, товаров, нечего и ждать, ибо творчество «маленьких мастеров» ограничено пределами их немудреной операции.
Лишь настоящий мастер способен был окинуть взглядом всю картину, с тем, чтобы определить ее развитие в будущем.
Вместе с тем, приход «маленьких мастеров» позволил мастерам традиционным чувствовать себя куда увереннее. Теперь они могли не тратить свое время на совершенствование частных процессов, более того, они получили возможность вникать в них лишь поверхностно, ровно настолько, насколько это требовалось для установления их связей с другими элементами картины.
Результатом этого стало то, что перед мастерами открылась возможность для гораздо более эффективной работы. Помните, говоря о трех уровнях мышления, мы указывали на то, какое большое значение для творчества имеет объем тех массивов информации, с которыми приходится иметь дело мозгу. Каждый из нас, в своем мышлении, оперирует картинами. И чем больше наши картины объединяют элементов, тем значительнее будет результат, полученный нами от мозга. Объединяя элементы, мы создаем ассоциацию, актуальную для этих нескольких элементов. Объединяя же картины, мы можем получать ассоциации, актуальные для сотен тысяч элементов, составляющих основу различных картин. Установив связь между значительными картинами, мы тем самым, одновременно создаем тысячи элементарных ассоциаций.
Соответственно, возвращаясь к нашим мастерам, следует сказать, что они получили возможность отвлечься от «элементарного» уровня, и целиком сосредоточиться на работе с картинами, создавая все новые и новые сочетания. Появление этих новых масштабных ассоциаций и обеспечило развитие нашей техногенной цивилизации, которая во многом создавалась ради удовлетворения элементарной потребности человека в удовольствии.
Развитие современной науки кажется нам в чем-то схожим с развитием мануфактур. Впрочем, глупо говорить о том, что наука в этом смысле стоит особняком от других известных нам суперкартин. В развитии каждой из них мы можем наблюдать одни и те же черты. Эти черты неизбежно обуславливаются самим характером развития суперкартин.
fi_la: (Default)
Продолжаю выкладывать кусочки книги. Повестование близится к завершению ,и приходит пора главных выводов. Вскоре я, с помощью друзей, хочу разместить в сети всю книгу целиком. Ну а пока продолжаю выкладывать "порциями" для ежедневного чтения.


В рамках хорошо известной нам европейской культуры родилась суперкартина, которой суждено было объединить Земной шар. Сегодня мы имеем уникальную возможность наблюдать за тем, как эта суперкартина, развиваясь, приобретает все большую и большую универсальность, объединяя доселе необъединимые культуры.
Уже сейчас мы можем предположить, что завершение существования этой суперкартины, будет сопровождаться становлением новой человеческой общности, равной которой не было до сих пор, – всемирной культуры. Уже сейчас ассоциации этой суперкартины понятны и естественны для жителей всего земного шара. В дальнейшем же, с продолжающимся развитием науки, эти ассоциации будут все полнее и полнее насыщать мир картин глобальной культуры, все более укрепляя ее единство.
Естественно, что в соответствии с законами развития культур (пока еще эмпирическими) окостенение и увядание суперкартины науки будет сопровождаться зарождением и развитие новой суперкартины (или суперкартин), появившихся под ее могучей сенью. Ассоциации этих новых суперкартин уже будут понятны и доступны всему населению Земли, а сами они станут первенцами новой глобальной культуры. Именно в этих картинах человечество достигнет, наконец, своего единства.
Узкий сегодня сектор «общих» для всего человечества картин, не требующих для своего восприятия дополнительной перекодировки от представителей любой существующей культуры, будет неумолимо расширяться до тех пор, пока не охватит практически все пространство динамично развивающихся картин. При этом, подобная универсализация, естественно, не затронет суперкартины уже достигшие своего величественного завершения, которые навсегда останутся остовами традиционных «локальных» культур.
Что ж, мой прогноз кажется куда более оптимистичным, нежели предположение Шпенглера. Какое из пророчеств оправдается, будет видно, наверное, уже лет через двести-триста, что, впрочем, в любом случае делает бессмысленными любые попытки устраивать соревнования Кассандр.
Попробую лишь заглянуть одним глазком в это гипотетическое будущее, с тем, чтобы узнать, изменится ли сам характер развития культур.
Первый же брошенный взгляд скажет нам о том, что подобная унификация уничтожит существующее многообразие культур, многообразие, благодаря которому, творческий потенциал человечества выглядит неисчерпаемым. Впрочем, унификация вовсе не будет означать скудения самого творческого начала, ибо многообразие культур, несомненно, будет компенсировано небывалым многообразием картин.
Собственно, примером этого является уже существующая суперкартина науки, охватывающая сегодня невиданное ранее количество всевозможных картин и элементов.
Соответственно, должен в значительной степени ускориться традиционный темп культурной жизни, ведь над созданием новых ассоциаций будут работать творцы уже со всей Земли. Очевидно, новые суперкартины будут в дальнейшем гораздо быстрее проходить все стадии своего развития (разумеется, речь идет, о «быстрее» в историческом масштабе, и каждая стадия развития суперкартины по-прежнему будет занимать сотни лет). Активизируется также и процесс появления новых суперкартин.
Все это потребует, или, вернее, будет связано, с изменениями собственно мышления человека, ведь каждый творец будет оказываться в несколько более сложных условиях, нежели его предшественники.
Каким же образом будет развиваться мышление человека ближайшего будущего?
fi_la: (Default)

ЗАвершаем главу о предназначение человеческого мышления. Что наша жизнь, как не набор удовольствий? Тысячелетняя культура изощрила удовольствия, отдалив человека от банальной физиологии и животного состояния. Как мы пользуемся этими удивительными возможностями? Каждый в меру развития своего мышления.



Пару десятков лет назад большой резонанс вызвало открытие в коре головного мозга животных зон, условно названых «адом» и «раем». Если подопытному животному с помощью электрических импульсов раздражали зону «ада», оно начинало безмерно страдать, чувствуя себя подавленно, неуютно, одним словом – плохо. И напротив, при раздражении «рая» животное впадало в состояние эйфории – полного, правда краткосрочного, блаженства.

Когда ученые провели нехитрый эксперимент, дав возможность животному самому, путем нажатия рычага, замыкающего электрическую цепь, раздражая зону «рая», бедные (но счастливые) крысы, словно сойдя с ума, не отходили от заветного рычага, беспрерывно нажимая на него, стараясь при этом достичь максимальной частоты нажатий. Этих животных не интересовали больше ни пища, ни сон – их волновало только получаемое удовольствие.

 

Read more... )
fi_la: (Default)


Человеческий разум и божественная сущность. Что может быть интереснее теософских споров? Включайтесь?



Впрочем, затронувши манновскую интерпретацию поднятой нами проблемы, нельзя пройти мимо еще одного ее аспекта, на котором акцентирует внимание великий писатель.

Он обращает наше внимание на то, что духовный разум может нести некую еще более высокую функцию, выступая в качестве интерпретатора божественных идей. Эта мысль проскальзывает и в романе «Иосиф и его братья», однако со всей отчетливостью она высказывается в другом замечательном произведении – «Доктор Фаустус». С моей стороны глупо было бы проигнорировать соображения гения, а поэтому я предлагаю обратить внимание на следующие строки:

«… Итак, озарение, экспромт, каких-нибудь три-четыре такта, не больше, правда? Все остальное – обработка, усидчивость. Верно ведь? Хорошо-с. Но мы-то натасканы в литературе, мы сразу замечаем, что экспромт не нов, что больно уж он отдает то Римским-Корсаковым, то Брамсом. Что делать? Давай менять. Но измененный экспромт – разве это экспромт? Возьми бетховенские черновики! Тут уж от тематической концепции, как она дана богом, вообще ничего не остается. Он видоизменяет ее и приписывает «Лучше». Как мало доверия к божественному дару, как мало уважения к нему в этом отнюдь еще не восторженном «лучше»! Действительно счастливое, неистовое, несомненное вдохновение, вдохновение, не задумывающееся о выборе, не знающее поправок и уловок, такое вдохновение, когда все воспринимается как благословенный диктат, когда спирает дух, когда всего тебя пронизывает священный трепет, а из глаз катятся слезы блаженства, - оно не от бога, слишком уж много оперирующего разумом, оно от черта, истинного владыки энтузиазма».[1]

Если даже отвлечься от блистательно парадоксальной концовки, все равно есть повод замереть с открытым ртом.

Манн в облике дьявола утверждает, что человек правит и улучшает бога, а значит он, если не выше, то, по крайней мере, стоит вровень с последним.

 

Read more... )
fi_la: (Default)

Небольшой кусочек для размышлений на выходные, или контрапункт для медитации, как говаривали мастера Игры.
Это, конечно, менее научно, зато более философично.
Читайте, комментируйте.



Впрочем, разум, привыкший «довольствоваться малым», нашел возможность создать то, что мы называем человеческой культурой и с помощью тех немногочисленных, кто добровольно соглашался перейти на подчиненное в отношении него положение. Именно с их помощью разум и занял сегодня исключительные позиции в мироздании, потеснив саму Природу с ее престола.

Фактически, теперь разум выполняет некое свое высшее предназначение, попутно обеспечивая всем необходимым род человеческий.

 

Read more... )
fi_la: (Default)

Продолжаем разговор о мышлении человека. Наконец мы добрались до морально-нравственного аспекта - зачем природа дала нам мозги? Как их правильно использовать?
Правда, моральные вопросы мы будем рассматривать с сугубо рациональной точки зрения. Посмотрим на то, как мозг помог человеку выжить, и что он помогает делать сейчас. Если помогает, конечно.




 

Read more... )

Разум беспрекословно повинуется, втайне сетуя на того, кто достался ему в партнеры, подобно тому, как тайно и явно сетовали ангелы, когда Бог задумал сотворить человека по образу и подобию своему. Ангелы, независимые от житейских проблем, и свободные в своем творчестве, находили удовольствия в полетах фантазии и воображения, и не могли примириться с появлением приземленного и корыстного человека… . Возможно, с помощью этой притчи, наш несчастный разум взывает к нам, безнадежно пытаясь достучаться до своего владыки, который и знать не хочет о чем-то возвышенном.

fi_la: (Default)




Мы уже говорили о том, что воспоминания, которыми мы пользуемся, также имеют подобный комплексный вид и могут быть расчленены лишь усилием воли, и то, это расчленение выглядит лишь рассматриванием необычной игрушки с разных сторон.

Любопытными в связи с этим представляются исследования Стивена Роуза, который анализировал механизмы памяти у цыплят. Он выяснил, что достаточно большой нейронный ансамбль IMHV ответственен за выработку навыка «обучения» цыпленка не клевать горькую бусину. Удаление этого ансамбля делало подобное обучение невозможным.

 

Read more... )
fi_la: (Default)



Эту проблема волновала и философов древности и ученых современности. Любопытный подход к этой теме был предложен выдающимся физиком Вернером Гейзенбергом. Он подчеркивал, что решение лежит не в совсем традиционной, «умозрительной» плоскости:

 

Read more... )

Я уже вспоминал о механизмах, позволяющих мозгу работать со зрительными образами. Хочется вернуться к ним еще раз. Ученые выделяют в мозгу так называемые «простые» клетки, которые «отвечают» за конкретные изменения на конкретном участке сетчатки. Эти клетки достаточно жестко запрограммированы, и не могут совершать никаких иных действий, кроме тех, что заложены в них природой. Сигналы, которые эти клетки «выдают» дальше, могут быть только двух видов для каждой отдельной клетки, несмотря на то, что, производя эту информацию, они совершают достаточно сложные преобразования.

Таким образом, можно считать, что продукция «простых» клеток и является именно теми элементами, которые в конечном итоге и составляют «зрительную картину». В дальнейшем эти элементы отправляются в «сложные» клетки, которые также запрограммированы на производство определенных элементов.

Видим ли мы, в данном случае аналог принципа функционирования картин и элементов? Возможно. Однако, где провести грань между действительно элементарными «кирпичиками» и «первичными» картинами, то есть картинами наиболее низкого уровня?

Очевидно, для зрительного механизма, порогом следует считать элементы, производимые «простыми» клетками, потому что они «написаны» уже на том языке, на котором разговаривает мозг, в отличии от данных, этими клетками получаемых, однако, уже для более глобальных механизмов, например, «рецепторов рецепторов», подобные элементы не несут полезной нагрузки, оставаясь ниже уровня восприятия.

Опираясь на сказанное выше, можно сделать предположение, что некие механизмы также «производят» определенные элементы, преобразовывая при этом материалы, полученные, скажем «на другом языке».

Благодаря этому, к примеру, мир не разбит для нас на зрительные, слуховые, тактильные, и вкусовые ощущения, а представляет собой единое целое, а сны не представляются нам лишь в одном «формате» - без звуков или изображения. Некие таинственные «платы» и «провода» нашего мозга сводят воедино впечатления от разных органов чувств, формируя при этом те самые «первоэлементы» информации.

fi_la: (Default)

После затянувшегося перерыва, выкладываю очередную часть книги. Речь пойдет о том, как реализуются органические принципы в работе нашего с вами мышления. О том, как элементы объединяются в картины, и почему память делится на кратко- и долгосрочную.
Интересного чтения.




Предыдущую главу мы закончили рассуждениями о том, что в сознании человека используются те же механизмы, что и в органических построениях Природы. Что, подобно ей, сознание пользуется системами, составленными из элементов. Правда, если в случае с Природой эти элементы были вполне материальны, то сознание пользуется элементами информационными.

Как и в природе, в сознании системы-картины составляют многоуровневую иерархию, в рамках которой картина низшего уровня входит в картину высшего на правах элемента.

 

Read more... )
fi_la: (Default)

Вторая часть рассказа. Столь же неспешная, как и первая. Обстоятельность - мой конек.



Однако, мы отвлеклись. Из учебников биологии мы знаем, что отдельные удачные находки Природы повторяются затем не раз и не два. Подобный феномен мы можем наблюдать и в работе отдельных органов у различных видов животных, и в работе физиологических систем, и в образовании экологических цепочек, и в механизмах приспособления к окружающей среде. Наиболее ярким примером последнего, к примеру, является конвергенция, которая наблюдается у особей различных видов, живущих в одинаковых условиях. Вообще же, потенциал каждой «новинки» максимально используется в разных вариантах и сочетаниях на разных «этажах» эволюции.

 

Read more... )
fi_la: (Default)

После продолжительного, ничем не оправданного перерыва, продолжаю публикацию своей книги.
Очередная глава посвящена принципам работы человеческого мышления. Помимо теоретического глава несет и сугубо практический интерес, поскольку практически все методики совершенствования памяти и интеллекта базируются на изложенных принципах.



 

Read more... )Read more... )

Profile

fi_la: (Default)
fi_la

January 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios