fi_la: (Default)
До того как книги получили широкое распространение, историю писали камнем по камню. Архитектура городов отражала характер народов, мировоззрение и отношение к жизни.
Описывая города, я пытаюсь находить закономерности, а, анализируя их, делать выводы о развитии культуры или религии. Конечно, я делаю это достаточно наивно, и профессиональные историки с культурологами легко подвергнут меня осмеянию. Но иногда моя "народная культурология", как мне кажется, может претендовать, если не на истинность, то, по меньшей мере, на рассмотрение.
Если взглянуть на европейские года, формировавшиеся в период с 13 по 16 век, то мы видим два ярко выраженных архитектурных типа. Один из них условно можно назвать южно-католическим. Он характерен для Италии, Испании, Франции (возможно, Португалии, я там не был).
Центром поселение, его средоточием и пуповиной является Дом или Дуомо, или катедрал, в общем, кафедральный собор и главная церковь.
Вокруг него строится остальное городское пространство, и ничто не может с ним соперничать. Даже если собор строится позднее городского ядра, со временем, именно соборная площадь становится главной, что и отражается в дальнейшем развитии полиса.
Посмотрите на Милан, где гигантский и роскошный собор, посвященный святой деве, или попросту Дуомо сделал прилегающую площадь центром городской жизни.


2011-08-27 15.16.09

Совершенно другую тенденцию можно наблюдать севернее, в условно "ганзейской" Европе. Германия, Швейцария, Прибалтика строят свои городские центры вокруг ратуши. Светский характер города подчеркивается тем, что ратушная площадь где-то становится безусловно главной, а где-то соперничает с площадью главного собора.
Эти города, находясь в стадии формирования,еще не были протестантскими, однако протестантская этика, и дух секуляризации уже витает в них.
Посмотрите на ратушную площадь Таллина.

20121109_151850

Старый Томас взирает с высоты шпиля на прохожих, и никто не спешит перескреститься, выходя в самый центр города. Маленькая ремарка - Таллин едва ли не единственный виденный мной лично город, где центральная площадь имеет выраженный наклон, а ратуша, соответственно разную этажность (милое своеобразие, добавляющее уюта).
Типично ганзейский город ставит во главу угла хозяйское регулирование и подчинение светской власти. Бог тоже в почете, но не на первом плане.
Так вот две культурные парадигмы находят свое отражение в архитектуре городов. На самом деле, если смотреть по сторонам, улицы могут рассказать о многом, а площади так просто кричат. Хотя, конечно, скорее я просто неправильно интерепретирую эти крики.
fi_la: (Default)
Навеяно пасхальными размышлениями.
Христианство особенная религия. Только в христианстве основу верования составляет не учение, как таковое ,а деяние, или житие.
В общем, не так важно, что именно говорил Исус или апостолы. Куда важнее как он жил, и что делал. Ключевые споры в христианстве разгорались именно вокруг поступков, как самого божьего сына, так и "столпов церкви".
Был ли Христос беден, повесился ли Иуда, как мученики уговаривали львов, и так далее...
Проповедь отступала на второй план. Да и не мудрено - путанными и не подходящими к моменту часто были эти проповеди. То ли дело деяния-сказки. Так оживил, там накормил, там историю рассказал.
А там и погиб. Но не в самом деле, понарошку. И вот тут самое время задуматься о том, почему христиан так берет за душу эпизод со смертью и воскресением ХРиста.
Мучеников и до и после Исуса было очень много. Но именно Христос, смертию смерть поправ, вошел в миллионы сердец.
На мой взгляд, разгадка этого феномена, в одном архетипе цивилизованного человечества.
Христос был обвинен облыжно. И был подвергнут неправедному, несправедливому наказанию. И воскресение Христа - это, в первую очередь, символ того, что великая несправедливость может быть исправлена.
"Есть высший суд, наперсники разврата...", - это воззвание, как молитву шепчут многие поколения угнетенных и обездоленных, ищущих справедливости.
И лишь ХРисту удалось лично восстановить справедливость, пройдя при этом через все муки несправедливости.
Именно справедливости на самом деле жаждут люди. И несправедливого, неправедного суда боятся более всего. И к этому мощному архетипу, по моему мнению, апеллирует христианство, собирая поклонников по всему миру. И не проповеди вспоминают христиане, а распятие и воскресение - такие понятные и такие близкие символы поруганной и востановленной справедливости.
И более чем кстати тут Пилат, который сознает несправедливость, и не хочет в ней участвовать, умывая руки. Отличный образ, намекающий на давние страхи и желания всем, кто еще не до конца понял.
Вот такая у меня трактовка христианских успехов.
А вот и Понтий, для того, чтобы текст не воспринимался слишком тяжело:

fi_la: (Default)
"Главная" чашка украшена изображением Алисы, которая готовится играть в королевский крокет (то есть, с фламинго наперевес). Хотя, вариант Высоцкого с переводом названия игры, как крохей, нравится мне гораздо больше.
На чашке написано:
'Curiouser and curiouser!' cried Alice

Так начинается вторая глава, и Кэролл замечает, что от избытка чувств Алиса забывает правильный английский. Любопытная ремарка, на фоне того, что в самом недалеком будущем героине придется столкнуться с самыми изощренными формами использования родного языка.
Викторианский пуризм, безусловно, касался и языковой сферы. Вообще, языки неотрывно связаны с культурной историей. По ним можно отследить движения народов, узнать характер той или иной общины.
Строгий английский тех времен был понятным и родным для Алисы, но явно тяготил Кэролла. И, начиная свой бунт против нормированного языка, включаясь в увлекательнейшую игру, писатель дает себе своеобразную индульгенцию.
Это не он на самом деле выдумщик и фантазер, это не он придумывает силлигизмы, и разбрасывает вокруг слова-бумажники. Это не его заботит абсудрная общность ворона и конторки, и не он строит абсурдные семантические ряды в диалоге Моржа и Плотника.
Он просто освобождает настоящий язык из под гнета условностей. Ведь даже Алиса, стоит ей попасть в необычную среду, начинает говорить все страньше и страньше. Автор подслушивал речь девочки, и решил, что наконец-то и ему, вместе с персонажами, можно говорить, освобождая язык.
Помните, как шокировал средневековый мир Данте, написав на итальянском, как удивил всех Пушкин, введя в литературу живой русский язык.
Кэролл пошел дальше, он создал додо-английский язык (мета-английский, если хотите). И разрешение на создание этой новой языковой вселенной, выдал именно этой фразой. Он не конструирует, и не лепит лингвистического Голема. Он освобождает из оков живой язык, и Алиса помогает ему в этом нелегком деле.

Эх, начал думать обо всем об этом, и даже захотелось еще раз перечитать Алису.
fi_la: (Default)
В истории для меня самое интересное - понимание, как мыслили люди прошлых эпох. Реконструкция, воссоздание, понимание. Череда исторических фактов чертовски скучна без их понимания. Да и причинно-следственные связи, выстрооенные с точки зренияповедения современного человека частенько кажутся мне надуманными.
Что на самом деле двигало людьми былых времен, и как они воспринимали себя и окружающий мир - вот что интересно. Не нарастить на древнюю черепушку мясо и кожу по методу Герасимова, а заглянуть внутрь этой самой коробочки.
Естественно, люди, ковыряющиеся в истории с этой же целью, вызывают мой живой интерес. И вот одна зарисовочка.
Как вам наверняка известно, фабула романа "Имя розы" лихо закручена вокруг цепочки убийств, происходящих в аббатстве. Без этого стержня у Эко не получился бы увлекательный детектив, а книга не стала бы бестселлером. Ведь, согласитесь, рассуждения о маргиналиях или специфике храмовой скульптуры и декора большинство читателей пропускала, как пропускали школьницы батальные сцены "Войны и мира".
А вот убийства и расследования в стиле лучших мастеров жанра - это да, приковывает внимание. Но сегодня детективная компонента интересует меня немного в другом аспекте.
Эко строит основную коллизию на том, что аббат, доподлинно зная обстоятельства гибели иллюстратора Адельма, и все сопутствовавшие этому обстотельства, не делится важнейшей информацией с Вильямом Баскервилем, уповая на то, что отсрый ум британца сам справится с загадкой.
С каждым днем положение аббата становится все хуже и хуже губернаторского (если позволите такой каламбур), однако он вплоть до своей ужасной гибели так и не решается рассказать брату Вильгельму важнейшие сведения.
Не делает он это, потому что правда открылась уважаемому Аббону к ходе исповеди, тайну которой монах так и не нарушил.

Конечно, вполне может быть, что в угоду сюжету, Эко перегибает палку, и восприятие тайны исповеди не было столь суровым и однозначным, смыкавшим уста даже под угрозой краха привычного мира (а аббат отчетливо понимал, что промедление Вильгельма грозит ему потерей аббатства).

Но я не склонен упрекать знатного медиевиста в спекуляциях. А теперь представьте себе, как эволюционировало сознание человека. Сегодня сохранить нечто втайне практически невозможно, какие бы обещания и клятвы не давал новый носитель тайного знания.
Мы привыкли в тому, что все, что известно двоим - известно всем.

А мир средневекового монашества не одну сотню лет держался на том, что старшие братья, наделенные правом исповедовать, хранили в строжайшей тайне информацию, которой им ой как хотелось поделиться. Кажется, что мы должны понимать европейцев, живших шестьсот - семьсот лет назад очень хорошо. Культура, цивилизация, иная общность. А на деле, такая простая ценность (и моральное обязательство), как тайна исповеди нам совершенно непонятна.

Скажите, приняли бы вы в расчет допущение, что человек, жизненно заинтересованный в распространении информации, оставил бы ее при себе, не сдерживаемый юридическими нормами, а лишь нравственным законом?
Как мы знаем, аббатство полностью сгорело, аббат погиб, а Вильгельм, хоть и разгадал загадку, не сумел спасти утерянное сочинение Аристотеля. Интересно, возможно было бы такое равзитие событий в современном мире. И еще интереснее, насколько верно Эко проник в головы средневековых монахов.
А как вы думаете? 
fi_la: (Default)


Пару дней назад бразильский вундеркинд Неймар в чемпионате страны (кажется) забил очень красивый гол. Его вы можете посмореть на видео.
Гол и гол вроде бы, однако реакция на этот гол наглядно показала (по крайней мере, мне) насколько велика и глубинна разница в восприятии футбола в Европе и в Бразилии.
Бразильцы, увидев этот гол, буквально писали кипятком. Пеле сообщил, что повесил бы Неймару пять мемориальных досок. В новом контракте футболиста клаусура увеличилась до 55 миллионов то ли долларов то ли евро. В Европе на этот гол посмотрели куда спокойней. Да красиво, да интересный финт, но вроде как и защитники не те, и вообще, что ж Неймар не наклепал Парагваю, если он такой великолепный форвард.
Не знаю почему, но меня этот момент подтолкнул к культурологическим размышлениям. Мы (европейцы) давно смотрим на футбол, как на коллективную игру, где игроки самого высокого уровня должны четко выполнять тактические планы. Для нас красивейший гол - это почти всегда комбинация, в которой нашлось место и открыванию и пасу, и движению группы игроков и игре на опережение и активному противодействию защиты.
Более того, для нас гол давно стал функцией игры команды. Чем больше создается моментов, тем больше забивается голов. И красота игры определяется как раз умением создавать моменты (в позиционных ли атаках, в контрах ли, либо еще каким способом). И болельщики и тренеры, если игра идет и моменты создаются, считают, что матч удался. А если голов забивается немного - реализация подвела.
Командная игра в нашем сознании одолела личную, и мы рассматриваем звезд только в контексте взаимодействия с партнерами и командной игры.
Бразильская философия футбола, сформировавшаяся еще в первой половине прошлого века, по сути не претерпела существенных изменений. Футбол для бразильцев - это противостояние талантов, способных выкинуть на поле любой фокус. Времена Гарринчи, Пеле, Вава, когда голеадор сам создавал моменты и сам  реализовывал их максимально изящным сопсобом (иногда дважды обыгрывая вратаря, если не получалось сделать "двадцать копеек" с первого раза) не только стали золотым веком Бразилии, но и сформировали культуру.
Отсюда и восхищение голом Неймара. Он оказался способен на неповторимый трюк, для которого ему не нужен был никто из партнеров. Как в старые врема, он получил мяч, вытворил нечто невообразимое и забил. И наплевать, что этот трюк уникален, и его невозможно поставить на поток. Бразилия восхищается трюком, и рассчитывает, что ее форварды будут изобретать эти трюки вновь и вновь.
Бразилии наплевать на коллективную игру и создание моментов. Она будет восхвалять форварда, способного на такое чудо. И торсида придет на стадион, чтобы увидеть чудо от Неймара, как раньше мечтала увидеть чудеса Гарринчи, Пеле, Роналдо. Это даже не наивный, это эгоистичный футбол. И, полагаю, с таким футболом Бразилии мало что светит на грядущих чемпионатах мира. Ведь командная игра, которую прививают сборной продвинутые наставники, не приемлема для Бразилии на культурном уровне.
И история с голом Неймара подтверждает это лишний раз.

fi_la: (Default)
В принципе, "Восход солнца в Гавре" не был революционным произведением. История культуры и история живописи, в частности, знавала и более необычные впечатления, отраженные на холсте. Также и холсты Джотто, сами по себе хоть и были революционны, но могли бы остаться незамеченными.
Так, например, как гениальные творения Эль Греко, опередившие время лет на триста.
Интересно, почему помянутые произведения не остались уникальными находками маргинальных гениев. Как вышло так, что с Джотто началось Возрождение - мощнейшее течение, переменившее не только живопись, но и отношение челвоека к Богу и самому себе (обожаю Уфицци за то, что там рядом расположены залы иконописи и залы раннего возрождения. И там и там богоматери, временная разница - ничтожна, в культурном плане между залами пропасть. Непонятно, как люди преодолели эту пропасть, практически одним прыжком, без эволюции).
Как получилось, что "Впечатление. Восход солнца" просто условно, по названию считается отправной точкой импрессионизма. Движение было мощным, оно выходило за рамки предыдущих представлений, и породило совершенно новую культурную парадигму, чрезвычайно радующую, например, меня.
Мы воспринимаем такое скачкообразное развитие культуры, как нечто само собой разумеещееся. А ведь большая часть культур развивалась строго последовательно, исключительно в рамках канона.
Я могу понять гениальные откровения одного человека, увидевшего мир по-другому. Но я не могу понять и объяснить массовые изменения устоявшегося культурного поля. Изменения, которые увлекли десятки творцов, и создали новую традицию.
Как и почему это происходит? У вас есть версии?
fi_la: (Default)

Ну вот мы добрались и до финала книги. Надеюсь, хоть кому-то было интересно.

Предложенная модель еще достаточно груба, ее можно было назвать «принципиальной схемой», однако в том случае, если она действительно отражает реальное положение дел, она может лечь в основу будущих исследований, в первую очередь в области психологии, культурологии, исследований искусственного интеллекта.

Развитие, изложенных в работе мыслей, поможет нам получить более четкое представление о работе нашего мышления, что в свою очередь позволит продолжить движение по длинной дороге самопознания, которая была открыта человечеством еще в незапамятные времена.

Разработка приведенных моделей может иметь также и практическое применение. С ее помощью могут быть созданы методики, позволяющие сделать более эффективным мышление каждого человека. На основании принципа картин и элементов возможно создание искусственного интеллекта, максимально приближенного к человеческому.

Кроме того, на основании этой книги, мы можем делать определенные прогнозы относительно развития человеческих культур, а также более четко обрисовать задачи и методы культурологии вообще.

Впрочем, стоит еще раз повториться, что все сказанное выше окажется справедливым лишь в том случае, если созданная модель адекватно отражает реально существующее положение вещей, во что мне, как автору, очень хотелось бы верить.

Возвращаясь в самом конце к излюбленных художественным образам, я хочу сказать, что эта партия практически закончена. Я попытался пропеть в ней гимн человеческому разуму, сведя воедино символы из самых разных картин. Многие из этих символов, которые я употребил, в соответствии с расхожей привычкой, содержат в себе тысячи элементов, и требуют годы для своей доскональной расшифровки. Возможно, эта расшифровка покажет, что их употребление было некорректным. Возможно, некорректным окажется и то или иное сочетание, та или иная ассоциация, и тогда партия окажется выброшенной на свалку, поскольку, кому нужны негармоничные партии?

Впрочем, разбор партии за читателем.… А пока, начертив последний знак, я призываю его к медитации, которая должна прояснить окончательно смысл этой попытки Играть в бисер.

 

 

 

КОНЕЦ

 

1997    - 7 Сентября 1999 г.

Киев.


fi_la: (Default)


Мы с вами можем самостоятельно наблюдать за развитием "новостной культуры". И даже делать кое-какие выводы.


«Новостная культура» родилась буквально на наших с вами глазах, а значит, не существует того периода ее развития, который был бы скрыт от нас, в связи с потерей соответствующих картин и ассоциаций.

Она поистине миниатюрна. И если изучая реальную культуру, мы постоянно сталкиваемся с тем, что каждая вычлененная картина окружена целым ореолом нереализованных ассоциаций, которые несомненно необходимо учитывать, и которые все равно невозможно учесть из-за ограниченности человеческих возможностей; то охватить взглядом исследователя чуть ли не все картины этой культуры, небрежно пробежавшись по всему дереву ассоциаций, представляется вполне выполнимой задачей. Да и сами ассоциации этой культуры просты и легкодоступны, что в свою очередь облегчает работу исследователя (ведь столкнувшись с явлениями настоящей культуры, ему необходимо затратить достаточное количество сил на то, чтобы включить в собственный мир картин, новые, зачастую весьма сложные ассоциации).

«Новостная культура» стремительно развивается. Процессы, которые в рамках настоящей культуры растягиваются на столетия, тут проходят за десятки лет, если не за годы. Жизнь «минисуперкартин» этой культуры проходит в поистине бешеном темпе, и исследователь может на протяжении собственной жизни отследить прохождение ими всех стадий развития, от зарождения до величественного окоченения.

Несомненно «новостная культура» имеет еще много достоинств прекрасного лабораторного образца, однако и перечисленных вполне достаточно для того, чтобы понять, что она может стать для культурологов таким же подарком судьбы, каким стала в свое время для генетиков плодовая мушка дрозофила. Генетик, конечно, может работать и со слонами, однако понять законы наследственности куда проще, используя маленькую мушку, которая так быстро размножается, и обладает такими прекрасно выраженными наследственными признаками, которые можно наблюдать визуально.

В свое время именно эти свойства неприметной мушки позволили науке о наследственности, не обладавшей еще таким мощным инструментарием, как сейчас, конституироваться, обозначив круг вопросов, наметивших пространство будущей картины, которая успешно продолжает заполняться и в наши дни.

Возможно, с помощью «новостной культуры» нечто подобное сможет произойти и с культурологией, которая наконец-то сделает объективные выводы о какой-либо из культур. И не беда, что культура эта в общем-то ублюдочна, и представляет собой не более чем лабораторный образец. В своем развитии она подчиняется тем же законам, что и настоящие культуры, и после обнаружения соответствующих закономерностей, культурологи вполне смогут начать процесс осторожной их экстраполяции на пока недоступные для изучения культуры.

Естественно, что я не буду предвосхищать подобные исследования в своей работе. Скажу лишь то, что видно невооруженным глазом. «Новостная культура», подобно любой нормальной культуре содержит в себе ряд базовых картин, возникших неодновременно, и развивающихся в тесной взаимосвязи. Эта культура совершенно автономна и не связана с традиционными культурами, хотя и позволяет себе паразитировать на отдельных элементах и картинах последних. Развитие «минисуперкартин» в рамках этой культуры проходит на наших глазах, однако, несомненно, подчиняется приведенной ранее схеме эволюции картин. Каждая из них зарождается, конституируется, развивается, и приближается к насыщению, и окостенению. Первый взгляд позволяет судить о том, что различимые «минисуперкартины», такие, как уже указанные «новости», «спорт», «массовая культура», находятся во второй или третьей стадии своего развития, однако более подробное исследование сможет уточнить эволюционное положение каждой из них.

Так или иначе, очевидно уже в двадцать первом веке следует ожидать блистательного заката всех приведенных картин, и их завершенного существования. Это, несомненно, позволит ученым создать более четкое представление о характере «закатов» суперкартин, и специфике их дальнейшего существования в рамках культур.

В целом, следует сказать, что человечество, очевидно, сыграло с собой удивительную шутку, начав сближение с создания столь скоротечной и ущербной «общей культуры». Однако, эта шутка, без всякого сомнения, должна помочь нам лучше узнать самих себя, досконально изучив механизмы и принципы создания и существования культур.

К счастью, эта «шутка» не оказала пагубного влияния на существующие ныне культуры, а потому, заглядывая вперед, мы можем делать определенные предположения и об их, будем надеяться «светлом» будущем.


fi_la: (Default)



Ну а явления «массовой культуры» не являются даже «фельетонами» в гессевском понимании – они куда проще и примитивнее. Их творцы уже сознательно работают в рамках новой «новостной» культуры – игнорируя собственный культурный багаж, и исходя из принципа всемирной доступности.

В целом же «новостная» культура вполне может стать хорошим полем для исследования. Она обладает всеми качествами, чуть ли не идеального лабораторного образца. Уже хотя бы поэтому на нее стоит обратить пристальнейшее внимание.

В прошлой главе мы посвятили очень много времени вопросу о корректности каких-либо суждений о чуждой культуре, и возможности существования в этой связи каких-либо культурологических исследований. После бурных споров, мы, кажется, пришли к выводу о том, что труд культурологов почетен и важен, хотя и не избавлен от некой червоточинки. Мы констатировали, что любой труд культуролога будет заведомо не совсем объективен, в связи с разобранными нами особенностями мышления человека.

Изучение каждой культуры, как я излишне торжественно выразился, возможно, лишь через призму собственного мира картин, который формируется под достаточно сильным влиянием мира картин своей культуры. Это означает, что исследователь не может объективно изучать не только чужую культуру, но и культуру свою собственную, несколько более раннего периода. И уж тем более, его выводы не смогут быть адекватно восприняты учеными, представляющими другие культуры.

Эти противоречия показались нам незыблемыми, и мы поспешили объявить культурологию едва ли не самой «человечной» наукой, в том смысле, что ее идеология наиболее соответствует принципам, на основе которых работает мышление человека.

Однако, взглянув на столь любопытный объект исследования, как современная всемирная «новостная» культура, мы обнаруживаем, что и у культурологии «есть шанс» стать похожей на физику. Судите сами. «Новостная культура» охватывает весь земной шар. В сфере ее влияния, а значит в ее рамках находятся представители практически всех «настоящих» культур (впрочем, без всякого ущерба для последних, ибо пути новосозданного монстра, в силу его специфики не совпадают с путями традиционной культуры). Это обстоятельство позволяет любому ученому достоверно судить о ее свойствах, в силу общедоступности всех ее ассоциаций.


fi_la: (Default)
От истории кулььуры переходим к современности. Ведь, тенденции последних двух тысяч лет несомненно будут накладывать отпечаток на происходящее с нами. А значит, с большой долей вероятности, мы можем предсказать наше культурное будущее.
Попробуем занятся пророчествами.


В последние десятилетия мы все отчетливее и отчетливее можем наблюдать проявления тенденций, ведущих, в конечном итоге, к сближению людей разных культур. Представители различных рас, народов и цивилизаций постепенно становятся ближе и понятнее друг другу. При этом, следует отметить, что процессы эти связаны скорее не с очередным этапом культурного развития человечества, а с беспрецедентными возможностями, которые представляет нам современная наука и техника.

В какой-то степени можно сказать, что новые возможности обрушились на человечество, как снег на голову. Действительно, тридцать или сорок лет для развития культуры срок ничтожный, но ведь именно за такой срок интеграционные возможности человечества возросли безмерно.

При этом имеющее поистине фантастические технические возможности, духовно и интеллектуально, человечество сегодня выявляет не большую готовность к объединению, нежели банды конкистадоров к цивилизованному диалогу с представителями других культур.

Человеческая история вообще полна подобными несоответствиями между уровнем технического развития или геополитическими раскладами и уровнем культурного развития. И каждый раз подобные конфликты становились настоящими драмами, будь то войны или завоевания, осуществлявшиеся отнюдь не за счет культурного превосходства, или, напротив, искусственная замкнутость стремящихся к экспансии культур.

Очевидно, что подобная драма ожидает нас и сегодня, и в ближайшее столетие мы сможем увидеть, как среагирует культура на своеобразный вызов цивилизации, как изменится она в изменившемся мире, какие тенденции в ее развитии возобладают.

Впрочем, начнем сначала. Началом, уже традиционно, будем считать легендарные времена библейских патриархов. Так вот, надо сказать, что в плане коммуникационных возможностей, мир сильно изменился со времен Иосифа. Мы помним, что для еврейского мальчика, в свое время непреодолимым препятствием представлялось расстояние, покрываемое двух- или трехдневным пешим переходом, поскольку подобное путешествие было сопряжено с очевидными опасностями. Ну а окружающий мир за пределами двадцати дней пути и вовсе был погружен в непроглядную информационную темноту, и каждая весточка из этого «небытия» воспринималась просто как чудо. Об этом очень красочно пишет в своем романе Томас Манн:

«…Это было далеко-далеко, дальше, чем в семнадцати днях пути, и еще дальше, чем были удалены от своего сына Исаак и Ревекка, когда Иаков вглядывался и вживался в бытие месопотамское. Тогда они тоже понятия не имели о людях и отношениях, окружающих сына, а ему было совсем чуждо их бытие. Где ты, там и мир – узкий круг, в котором живешь, познаешь и действуешь; остальное – туман. Правда, люди всегда стремились переместиться, чтобы погрузилось в туман то, что примелькалось, и поглядеть на иное бытие. Сильно было среди них и неффалимовское стремление – метнуться в туман и сообщить его жителям, которые знали только свой мир, о мире здешнем, и, наоборот, доставить домой любопытные сведения об их бытии».[1]

Очевидно, что упомянутый Манном туман, следует трактовать несколько шире, нежели простую аллегорию неведения. Туман, несомненно, определял также разность культур, ибо, как мы уже говорили, чужая культура для человека действительно окружена была туманной завесой тайны, проникнуть сквозь которую было достаточно сложно.



[1] Т. Манн «Иосиф и его братья», М., 1968, т. 2, стр. 127.


fi_la: (Default)
Ну вот и завергшается очередная глава нашего повествования. Завершается пессимистично, на радость агностикам, однако, нам всем оптимизма в отношении культурологии терять все же не следует. Почему - узнаем из следующей главы.



Надо сказать, что я вовсе не пытаюсь упрекнуть представителей этой славной науки в каких-либо подлогах, ибо они, безусловно, и не думают о том, чтобы ввести кого-то в заблуждение недобросовестными сообщениями. Я лишь хочу сказать о том, что реанимированные, «восстановленные» миры картин чужих культур заведомо оказываются наполненными разного рода химерами, появление которых связано как раз с особенностями мышления человека. Каждая из восстановленных картин представляет собой причудливую смесь из оригинальных элементов и ассоциаций, и элементов и ассоциаций, созданных самим ученым, и чем древнее и затертее оригинальная картина, тем большим оказывается в ней процент «новоделов».

Вместе с тем, наше сознание вполне доверяет таким картинам, ибо главным критерием достоверности считает не соответствие их некоей «реальности», а внутреннюю гармоничность и непротиворечивость.

В этом смысле культурологи оказываются в положении Томаса Манна, который сам того не ведая, рассказал «как это было на самом деле». Однако, если писатель все же осознает, что, воссоздавая утерянные реалии, он пользуется картинами современной ему культуры, то культуролог занимается этим совершенно неосознанно, творя мифы не только для других, но и для себя самого.

 

Read more... )

 


fi_la: (Default)




Впрочем, возвращаясь к теме «родных» и «чужих» культур следует признать, что практика «возрождения» организма по его частичкам есть, очевидно, неотъемлемое свойство человеческого разума, который обнаруживая любопытный элемент, старается тут же дополнить его соответствующими ассоциациями, с целью создания новой полноценной картины.

Это происходит и в рамках культуры с «умершими» элементами, это проделывают историки и культурологи, восстанавливающие значение «фактов», «событий» или «явлений», уже давно не доступных пониманию, это делает и чужестранец в том случае, если ему не представляется возможность с головой окунуться в мир картин чужой культуры, и он вынужден использовать в качестве материала обрывочные сведения.

 

Read more... )

 


fi_la: (Default)

Недавно, одно из деловых изданий попросило меня меня ответить на несколько вопросов. Тема этого интервью - книги, которые необходимы (или могут пригодиться) в работе маркетолога и рекламиста.
Если быть совсем точным, опрос проводился среди людей разных специальностей, и мне, в силу специфики работы "досталась" маркетинговая "часть".
И вопросы, и мои ответы размещены ниже. Возможно, если вы работаете в маркетинге или рекламе, вам это тоже будет небезынтересно.


  1. Read more... )

Profile

fi_la: (Default)
fi_la

January 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios