Nov. 23rd, 2012

fi_la: (Default)
Серии А времен расцвета и так было много, а тут вообще сериал начался. Все фигуранты, кроме Бессонова, играли либо в Италии, либо в Испании, причем в Италии больше.[Poll #1880565][Poll #1880566][Poll #1880567][Poll #1880568]

Голосуйте, агитируйте.
fi_la: (Default)
Иногда история подкидывает забавные совпадения. Всем известно, что в Лицее, за пристрастие к известному языку, и сочинение на нем неплохих стихов, будущее солнце русской поэзии, Александра Сергеевича Пушкина сверстники наградили прозвищем "Француз", весьма двусмысленным в то время. С одной стороны, франкофония столиц в конце восемнадцатого - начале девятнадцатого столетия не вызывала сомнений, но с другой, противостояние с Наполеоновской Францией резко уменьшало симпатии к "шаромыжникам".
Прозвище, как приклеилось к юному Александру, так и отклеилось, равно, как и Егоза, Обезьяна, или любимый им самим Сверчок. Пушкин остался Пушкиным.
А вот за шесть столетий до Пушкина, маленького Джованни Бернардоне сверстники тоже прозвали "Француз". И тоже за склонность к французской, а точнее прованской поэзии. Влияние знаменитых труверов было сильно в Италии, и их стихи почитались верхом совершенства. Джованни владел и языком и песнями, и сверстников это восхищало.
Джованни был немного странным юношей, и вскоре отложил увлечения детства, вспоминая их лишь изредка, например в связи с девушкой Кларой.
А вот прозвище, данной детьми, не только прилипло, но и осталось единственным именем в жизни, вытеснив и строгое собственное Иоанн или Джованни, и отвергнутое фамильное Бернардоне.
 В историю он вошел, как "Француз", или Франческо, и Франциск, впоследствии ставший святым. И нынешний Фриско был бы банальным Сен-Джонсом, если бы в свое время сверстники не оценили знание провансальского наречия.
Такое вот скрещение судеб двух выдающихся "французов".
fi_la: (Default)
Я уже писал, что есть стихи ко времени и к погоде. Обычно, эти, одни из моих любимых, я вспоминая именно сейчас, в конце ноября - начале декабря.
В этом году зима задержалась, но я чувствую, что вот-вот она придет, и наступит время этих бессмертных строк.

Открыли дверь, и в кухню паром
Вкатился воздух со двора,
И всё мгновенно стало старым,
Как в детстве в те же вечера.

Сухая, тихая погода.
На улице, шагах в пяти,
Стоит, стыдясь, зима у входа
И не решается войти.

Зима, и всё опять впервые.
В седые дали ноября
Уходят ветлы, как слепые
Без палки и поводыря.

Во льду река и мерзлый тальник,
А поперек, на голый лед,
Как зеркало на подзеркальник,
Поставлен черный небосвод.

Пред ним стоит на перекрестке,
Который полузанесло,
Береза со звездой в прическе
И смотрится в его стекло.

Она подозревает втайне,
Что чудесами в решете
Полна зима на даче крайней,
Как у нее на высоте.

Странно, я никогда не видел этого места (подозреваю, что это переделкинский пейзаж), но почему-то всегда представлял его, закрывая глаза в мельчайших подробностях.
Более того, видя нечто подобное, я всегда радовался узнавая - да, это оно, вот. Полузанесенный перекресток, крайняя дача, уходят ветлы, как на картине Брейгеля.
И, наконец, лунный вечер или ночь, замерзшая вода, и "на голый лед, как зеркало на подзеркальник поставлен темный небосвод". Разве может быть точнее?
Наверное, гениальность стихов определяется тем, что они сами возникают в голове в определенное время, или в определенном месте, или в определенной ситуации.
И "Зазимки" определенно гениальны.

Profile

fi_la: (Default)
fi_la

January 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 06:33 am
Powered by Dreamwidth Studios